«Мы не могли оставить без оружия единственных сирийцев, которые готовы к демократии», — пояснил президент ФранцииНовость целиком